СЛОВО ИГУМЕНИИ СОФИИ

Настоятельница обители игумения София (Силина)Общину делает монастырем послушание
Ту или иную общину монастырем делают не те конкретные дела, которые она совершает или не совершает, а духовное отношение сестер к послушаниям, возлагаемым на них Церковью, священноначалием, игуменией.

Подробнее

Странница Дарьюшка

Русь Святая…Хранительница Православия…Сильна была Россия простой крепкой верой, ибо свет Христов «осиял» все глубины русской жизни. Поэтому так много святых (порой безымянных) странников ходило по дорогам России, которые, не имея «зде пребывающего града», искали «грядущего». «По земле скитаются, но на небе жительствуют». Это истинные носители духа православия. Среди них и Дарьюшка – подвижница XIX века. 

Дария Александровна Шурыгина родилась в конце XVIII века в Новгородской губернии, в глубоко религиозной крестьянской среде, где с детства приобщают Богоугодной жизни. Рано оставшись сиротой, она безропотно взяла на свое попечение малолетних брата и сестру, с ангельским терпением неся тяготы нелегкого крестьянского быта. С юных лет она полюбила ходить на Богомолье в Горицкий монастырь, где всегда находила помощь и утешение. Особенное расположение к ней питали сестры Феофания и Варсонофия, благотворно влияя на развитие ее души. Вырастив сестру и брата, определив их судьбу, Дарьюшка осталась совершенно одна. Спокойствие духа обрела она в странничестве. Сердце горело желанием посетить святые места православной Руси – источники великой благодатной силы. 

Когда же в 1845 году ее возлюбленные матушки Феофания и Варсонофия были отозваны в Петербург по желанию Государя Императора Николая Павловича для устройства Воскресенского Новодевичьего монастыря, она, движимая горячей любовью, не раздумывая, в свои 70 лет устремилась за ними. Обо всем этом повествует сама Дарьюшка. Благодаря ее неповторимому «родниковому» языку постепенно открывается внимательному и бережному читателю «потаенный сердца человек» с его истинным Богообщением, своеобразным «внутренним деланием». Это Богообщение наполняет ее трепетным удивлением пред беспредельностью Божественной любви и совершенной красотой Божественного мира. Непрестанною молитвой звучит ее всегдашнее благодарение «Нет Тебя, Господи, краше, нет Тебя, Господи, добряе!» Она называет себя «худым человеком», «дураком», «сумасшедшим», и в этом кротком смирении проглядывает юродство, в уничижении которого – самая глубокая печать русской святости. Ее всепрощающая милующая душа изнывала и болела от безмерной жалости ко всякой твари. «Господи, вразуми Ты жалостных разбойников!», «Родимые, не режьте,…, не губите своих душенек!» - часто слезно молилась она, сама дрожа от страха в своей башенке, куда ее определили собирать пожертвования на святую обитель. «Наше дело молиться и трудиться, а там Господь все устроит», - с верой наставляла возлюбленная матушка преданную сподвижницу. Эта маленькая бодрая старушка всюду приносила радость и утешение. Ее задушевные рассказы, отмеченные «нездешней» мудростью, «струятся», как живой родник. Суровый подвиг странничества во славу Божию, благоухание добрых дел, смиренное на Бога упование, неоскудевающая милостыня, самоотверженная любовь говорят о высокой мере русской святости, прикровенно и сейчас присутствующей в мире. 

Незадолго до кончины Дарьюшка приняла постриг с именем юродивой IV века Исидоры (память 10/23 мая). Ей было около 80 лет. Скитальческая жизнь ее закончилась. Вскоре инокиня Исидора захворала и по принятии Святых Христовых Тайн отошла ко Господу (1/14 июля 1856 г.). Возлюбленная матушка Феофания со слезами благословила свою неутомимую помощницу. Весь монастырь провожал ее в последний путь с великими почестями. В память о новопреставленной старице Исидоре устроили поминальную трапезу, за которой кормили и одаривали деньгами множество нищих и убогих, столь близких любвеобильному сердцу почившей. Могилка ее совсем неподалеку от входа на кладбище, рядом с другими монахинями. Не дивно ли – сохранилось нетронутым ее последнее пристанище, место вечного упокоения. 

Живет чуткая память негасимой любви в молитвенных поминовениях. В задумчивой тишине  кладбища раздаются песнопения, - то служат панихиды; или звучит: «Христос Воскресе!», - то спешат поделиться пасхальной радостью с любимой Дарьюшкой нынешние насельницы Воскресенского Новодевичьего монастыря. Придите и вы, на святые могилки, ощутить легкокрылую нечаянную радость касания «вечной жизни». 

Из книги: С. Снессорева. Русская странница Дарьюшка. Рассказ с ее слов. Воскресенский Новодевичий монастырь. Санкт-Петербург, 1996, 64 с.