СЛОВО ИГУМЕНИИ СОФИИ

Настоятельница обители игумения София (Силина)Общину делает монастырем послушание
Ту или иную общину монастырем делают не те конкретные дела, которые она совершает или не совершает, а духовное отношение сестер к послушаниям, возлагаемым на них Церковью, священноначалием, игуменией.

Подробнее

Священномученик архиепископ Иларион (Троицкий)

Архиепископ Верейский Иларион (Троицкий), приобретший свою известность еще в дореволюционной России, считается одним из лучших русских богословов.

Выступление архимандрита Илариона на Поместном Соборе 1917-18 гг. сыграло значительную роль в принятии решения о восстановлении Патриаршества. В одной из своих лекции святитель пророчески представил совершенно новый образ русского Патриарха: «Теперь наступает такое время, — сказал он, — что венец патриарший будет венцом не "царским", а скорее, венцом мученика и исповедника, которому предстоит самоотверженно руководить кораблем Церкви в его плавании по бурным волнам моря житейского». Знаменательны были эти слова, пришедшиеся в точности на день большевистского переворота!

В эпоху попыток уничтожения Русской Церкви изнутри, предпринимаемыми деятелями обновленчества в союзе с революционными властями, он стал правой рукой патриарха Тихона, противодействовал реформам, направленным на разрушение церковного единства.

Активная деятельность владыки вызвала недовольство большевиков, осенью 1923 г. он был арестован, а в июне отправлен на Соловки. На берегу залива Белого моря он работал сетевязальщиком и рыбаком; был лесником. В лагере святителя не оставляли бодрость и духовная радость. Об окружающей его атмосфере святитель писал: «Надо побыть в этой обстановке хотя немного, а так не опишешь. Это, воочию, сам сатана».  Именно то место, которое многим кажется богооставленным, архиепископ Иларион заполнил своей любовью и милосердным отношением не только к сокамерникам, но даже и к озверевшим охранникам. Он поражал всех окружающих своим нестяжательством – отдавал все, что бы у него не попросили; на оскорбления не обращал никакого внимания, как будто бы их и не было. Своей веселостью и духом радости он поражал тех, кто считал церковных людей мрачными и вечно скорбящими. Совершенно невольно святитель так поставил себя, что на Соловках стали создаваться о нем легенды. О них мы знаем благодаря очеркам Б. Ширяева, также бывшего соловецким узником. Очерки эти составили книгу «Неугасимая лампада», в которой святителю Илариону отведено немало страниц.

Осенью 1929 года срок заключения святителя Илариона заканчивался. Однако власти не собирались выпускать его на волю. В октябре священномученик был вновь осужден на три года, на этот раз на поселение в Среднюю Азию. Повезли его туда по этапу. В дороге святитель заразился сыпным тифом, вспыхнувшим среди заключенных. Без вещей (в пути его обокрали), в одном рубище, кишащем насекомыми, в горячке его привезли в Ленинград и поместили в тюрьму. Через день при температуре 41°, изнемогая, он пешком перебрался в больницу имени доктора Гааза. Помочь страдальцу было уже невозможно. В бреду священномученик говорил: «Вот теперь я совсем свободен!» Врач, присутствовавший при его кончине, был свидетелем того, как святой благодарил Бога, радуясь близкой встрече с Ним. Он отошел ко Христу со словами: «Как хорошо! Теперь мы далеки от...» Это произошло 15/28 декабря 1929 года. Славный жизненный путь священномученика был увенчал блаженной кончиной.

Ленинградский митрополит Серафим (Чичагов) добился у властей разрешения похоронить святителя в соответствии с его саном. Когда ближайшие родственники и друзья увидели его тело, то с трудом узнали: годы лагерей и тюрем превратили молодого, цветущего человека в седого старика. Похоронен священномученик был на кладбище Новодевичьего монастыря.

Архиепископ Иларион – один из немногих новомучеников, чье захоронение оставалось известным на протяжении советской эпохи, и к кому обращались за молитвами верующие.

24 июня 1998 года по благословению митрополита Санкт-Петербургского и Ладожского Владимира состоялось знаменательное событие – обретение мощей священномученика на Новодевичьем кладбище. В этот день мощи торжественным крестным ходом были перенесены в Казанский храм Воскресенского Новодевичьего монастыря, где и оставались до 9 мая 1999 года, когда были переданы Московскому Сретенскому мужскому монастырю, поскольку Владыка служил его настоятелем.

В Новодевичьем монастыре в прежней раке осталась часть мощей (десница), архиерейское облачение, крест и панагия священномученика Иллариона (причисленного 10 мая 199 г. к лику святых и канонизированного Архиерейским Собором 13 — 16 августа 2000 г. ).

И сегодня все люди, которые прибегают к мощам — святым останкам, освященным Духом Святым через подвиг и мученическую, исповедническую кончину человека, прошедшего лагеря, ссылки, клевету, с особым чувством молятся у останков святителя Иллариона. Потому что это ныне бездыханное тело, ставшее сосудом Святого Духа, прежде, будучи вместилищем его прекрасной души, было соучастником удивительных христианских поступков и невыносимых по человеческим силам подвигов.